Споёмте, друзья!

18 мая 2017

Стихи и песни военных лет… Сколько их прекрасных и незабываемых… И есть в них все: горечь отступления в первые месяцы войны и радость возвращения к своим, картины жизни солдат, рассказы о боевых подвигах моряков и пехотинцев, летчиков и танкистов. И если сейчас прослушать все лучшее, что создали поэты и композиторы в те годы, то это получается музыкальная антология истории Великой Отечественной войны.
Песни, как люди: у каждого своя биография, своя судьба. Одни умирают, едва появившись на свет, никого не растревожив. Другие вспыхивают ярко и скоро угасают. А многие живут долго и не старятся. Тем и дороги нам эти такие разные и непохожие, близкие и далекие мелодии. Именно о них шла речь на встрече членов клубов «Литературная гостиная» и «Источник радости», которая состоялась в районной библиотеке накануне Дня Победы.
Ведущие Елена Никифорова и Елена Кобякова провели увлекательную экскурсию в мир стихов и музыки, рассказав об истории создания самых известных песен.

Символ верности и надежды
…Символом верности и надежды стала девушка Катюша, героиня песни Матвея Блантера на стихи Михаила Исаковского. Говоря современным языком, это многолетний музыкальный хит. Песня «Катюша» была написана в конце 1930-х годов, когда ещё никто не думал о войне. Весна, цветущие сады, любовь и верность. «Катюша» олицетворяла всё самое лучшее в жизни — всё то, что пытался разрушить беспощадный враг.
В годы второй мировой войны песня приобрела особое значение за пределами нашей родины. В Италии «Катюша» стала гимном партизан, во Франции её пели бойцы отряда Сопротивления, а в Японии был создан клуб любителей русской песни, который так и назывался — «Катюша».
А когда в 1943 году на фронте себя блестяще проявил гвардейский реактивный миномёт, получивший это же ласковое название «катюша», песня стала символом Победы. Песня о Катюше оказалась настолько дорога всем и каждому, что на её мелодию неоднократно сочинялись новые слова. Композиция становилась ещё ближе и нужнее народу.

«Прощай, любимый город!»
В годы Великой Отечественной войны «Вечер на рейде» была одной из любимых лирических песен, причём не только у моряков, про которых в ней поётся.Родилась песня в Ленинграде, который уже в первые месяцы войны стал прифронтовым городом. На дальних и ближних подступах к нему строились рубежи обороны. Всё население принимало участие в этой работе.
Как и все ленинградцы, авторы будущей песни композитор Василий Павлович Соловьёв-Седой и поэт Александр Дмитриевич Чуркин рыли траншеи, гасили зажигательные бомбы, а вечерами и в субботние дни работали в ленинградском порту. Однажды летним августовским вечером после длинного трудового дня поэт и композитор присели отдохнуть на борту разгруженной баржи.
«Ничто не напоминало о войне, — писал впоследствии А. Чуркин. — Волны чуть слышно плескались о морскую гальку. Залив был окутан синей дымкой. Невдалеке на рейде стоял корабль. Оттуда доносилась тихая музыка— кто-то играл на баяне... Соловьёв-Седой сидел молчаливый и задумчивый. Видимо, у него уже зародилась мелодия...»
«Я думал о моряках, которые отдают свою жизнь, защищая морские подступы к нашему городу, — рассказывал В. Соловьёв-Седой, — и меня охватывало горячее желание выразить в музыке их настроения и чувства. Дома я сел за рояль и за несколько часов сочинил песню, варьируя бесконечно одну и ту же фразу: «Прощай, любимый город...»
Композитор позвонил А. Чуркину и попросил его приехать. «Начать надо так: «Прощай, любимый город...» — сказал В. Соловьёв-Седой. А. Чуркин подкинул вторую строку: «Уходим в море скоро». Композитор зачеркнул: «Нет, «уходим завтра в море...»
Завершив работу над песней, авторы отправились с ней в ленинградский Союз композиторов. Однако этот первый показ песни закончился неудачно. В своих воспоминаниях В. Соловьёв-Седой рассказал, что непринятую коллегами песню он пустил в свет лишь зимой 1942 года, спев её солдатам в землянке под Ржевом, когда уже вовсю шло наступление и настроение было совсем другое - прощание с родным городом не ассоциировалось с отступлением. И песня зазвучала иначе... Между тем документы и воспоминания участников обороны Ленинграда свидетельствуют о том, что «Вечер на рейде» пели там осенью и зимой 1941 года.
Популярность «Вечера на рейде» была столь велика в годы войны, что появлялись различные варианты песни. Её пели парашютисты-десантники, партизаны Крыма. В дни героической обороны Севастополя, в 1942 году, там была издана листовка с этой песней.
«Вечер на рейде» и сегодня нам дорог, как и многие другие песни военной поры, оставившие неизгладимый след в памяти народа.

16 строк из письма жене
Песне «В землянке», по справедливому утверждению её автора, поэта Алексея Александровича Суркова, суждено было стать первой лирической песней Великой Отечественной войны. Она была «безоговорочно принята и сердцем воюющего солдата, и сердцем тех, кто ждал его с войны». Проникновенный, искренний, тоскующий голос поэта слился в ту трудную, суровую пору с голосами всех разлучённых войной.
«Возникло стихотворение, из которого родилась эта песня, случайно, — вспоминал А. Сурков. — Оно не собиралось быть песней. И даже не претендовало стать печатаемым стихотворением. Это было шестнадцать «домашних» строк из письма жене. Письмо было написано в конце ноября, после одного очень трудного для меня фронтового дня под Истрой, когда нам пришлось ночью после тяжёлого боя пробиваться из окружения со штабом одного из гвардейских полков...»
Это был памятный бой на подступах к Москве 27 ноября 1941 года.
«Так бы и остались эти стихи частью письма, — продолжает свои воспоминания поэт, —если бы в феврале 1942 года не приехал из эвакуации композитор Константин Листов. Он пришёл в нашу фронтовую редакцию и стал просить «что-нибудь, на что можно написать песню». «Чего-нибудь» не оказалось. И тут я вспомнил о стихах, написанных домой, разыскал их в блокноте и, переписав, отдал Листову. Он побегал глазами по строчкам, промычал что-то неопределённое и ушёл. Ушёл, и всё забылось.
Но через неделю композитор вновь появился у нас в редакции, попросил у фотографа Савина гитару и под гитару спел новую песню «В землянке».
Все свободные от работы «в номер», затаив дыхание, прослушали песню.
Премьера песни состоялась в редакции «Фронтовой правды», а первая публикация текста была на страницах «Комсомольской правды» 25 марта 1942 года. Пели её замечательные советские мастера песни Леонид Утёсов и Лидия Русланова, пели и многочисленные фронтовые ансамбли.

Только пули свистят…
Не менее популярной стала и песня «Тёмная ночь» Владимира Агатова. Она проникнута удивительным лиризмом, верой в любовь, дружбу, которые противостоят всем невзгодам и даже смерти. Обычно она звучала в минуты короткого отдыха, в перерывах между боями. За родной дом, за детскую кроватку, за любимую воевал солдат, пока не закончилась над нашей страной «тёмная ночь» войны.

«Синий платочек» дошёлдо Берлина
Песню «Синий платочек» московские любители джаза распевали ещё до войны. Но ее, возможно, забыли бы очень скоро, если бы не народная артистка Советского Союза Клавдия Шульженко. В 1942 году она попросила молоденького лейтенанта, сотрудника фронтовой газеты, написать другие слова на эту мелодию. В них было много правды. У каждого воина есть одна родная женщина, самая любимая, близкая и дорогая, за горе, страдания, лишения, за разлуку с которой он будет мстить врагу. «Строчит пулемётчик за синий платочек, что был на плечах дорогих!»
Это было второе рождение песни. С новым текстом «Синий платочек» занял своё место на боевых позициях и дошёл с нашим солдатом до самого Берлина. Песни Шульженко, как снаряды и патроны, были необходимы в бою солдатам и офицерам.

«Где соловьи всю ночь поют…»
Наверное, нет человека, который, хоть раз услышав эту песню, не влюбился бы в неё. Она появилась на фронте ранней весной 1945 года и сразу же покорила сердца воинов своим лиризмом, задушевностью, каким-то необычным обаянием. Слова песни очень точно и вместе с тем просто говорили о том, что было в те дни на душе каждого бойца.
Это было в конце 1944 года. Василий Соловьёв-Седой, ненадолго приехавший в Москву, остановился в гостинице. Однажды утром дверь его номера открылась, и на пороге появился Алексей Фатьянов, молодцеватый, улыбающийся, с медалью на выцветшей гимнастёрке, поэт из Вязников Владимирской области. Оказывается, он только что приехал из освобождённого города, ему дали отпуск на несколько дней. И он привёз с собой написанные на фронте стихи. Среди них были и «Соловьи».
«Я не спал после этого дня два, — вспоминал композитор, — не мог сладить с необычайным волнением, охватившим меня. Ещё шла война, ещё лилась кровь, и наши советские парни гибли на полях сражений. Победа была уже близка, она была неотвратима, и тем ужаснее в своей жестокости были человеческие жертвы. Но я уже знал, что в самые тяжёлые дни, в самое суровое время солдату нужна разрядка. Нужны, конечно, рассказы о мужестве, о героизме, но нужна и лирика. И так уж получилось, что в один присест я написал песню. И песня получилась сразу».
В песне особенно сильно противопоставлены молодая, бушующая жизнь, весна и смертельная опасность. Вдумайтесь, вслушайтесь в песню. Поэт, словно отстраняясь от своих героев, отдыхающих, спящих в весеннее утро солдат, просит природу, весну не пробуждать у них слишком сильной тоски. Он сообщает, правда, что едва ли природа его послушается. «Но что война для соловья? У соловья ведь жизнь своя...»
Просьба поэта к весне, к соловьям, вселяющим в молодых солдат состояние, когда «солдатам стало не до сна», какая-то нерешительная, очень нежная, но настойчивая, напевная. «Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат, пусть солдаты немного поспят...»
Не так уж громок голос соловья после пушечной стрельбы, завывания авиабомб. Так что поэт, скорее предлагает соловьям именно тревожить солдат, вторгаться в их сны, приближать к ним родину и всё самое запветное, что с ней связано…

Большая душа народа
Трудными дорогами шли солдаты. Одной из первых послевоенных песен, получивших всенародное признание, стала «Дороги». Но первоначально она называлась «Солдатские дороги», «Эх, дороги» и просто «Дороги». Под этим названием она и вошла в золотой фонд советского песенного творчества, стала родной и близкой, особенно для тех, кто помнил и пережил войну. Ведь в этой песне отразились исповедь о выстраданном, раздумье о том, через что довелось пройти, что вынести в минувшей войне нашему народу. Песня далёким эхом незабываемых, суровых и трудовых военных лет отзывается в сердце и памяти тех, кто поёт и слышит её знакомый до боли мотив.
Секрет успеха этой песни очень точно объяснил маршал Г. К. Жуков, который назвал «Дороги» в числе трёх своих любимых военных песен. «...Это бессмертная песня. А почему? Потому, что в ней отразилась большая душа народа», — говорил он.

Участники вечера вместе с ведущими спели любимые песни. Ведь они настолько популярны в народе, слова знает каждый.
Также в этот день прочли свои стихи Таисия Владимировна Денисова, Анна Яковлевна Заюрова, Михаил Николаевич Елисеев. Воспоминаниями поделился Петр Егорович Воронцов. Он бережно хранит свою записную книжку, в которой собраны песни 60-х годов. Ветераны с удовольствием их вспомнили, а баянисты  Анатолий Аркадьевич Николаев и Василий Васильевич Фролов аккомпанировали дуэтом.
Слушаешь эти песни и понимаешь, что фашизм победили не сказочные богатыри, а самые обычные люди. Им было страшно, холодно, больно, но они выстояли. В этом сила и величие наших отцов дедов и прадедов. Песни помогали им побеждать. И мы поём их, так как чувствуем душевную необходимость в этом.