«Давай за жизнь, будь проклята война...»

9 июня 2017

Как бы ни жил человек, но мыслями он всегда возвращается в отчий дом, детство... Кощунственно, может быть, прозвучит, но в юные годы я не любила праздник 9 Мая. Не любила именно этот день, потому что у нас в доме происходили скандалы между мамой и отцом. По жизни они шли дружно, поддерживая и помогая друг другу во всех непростых семейных ситуациях. Как говорится, вместе и в горе, и в радости.
Папа любил маму, а вот она, как потом я стала осознавать, имела всего лишь  большое уважение к отцу её детей. Хотя, вполне возможно, я ошибаюсь, просто характер у неё был суровый, без сантиментов.
Папа и меня любил, единственную девочку среди мальчишек-сорванцов. А вот мама была как-то не очень ласкова к дочурке, скорее строга. Хотя училась я отлично, помогала по дому и особых хлопот со мной не было, не считая слабого здоровья. Может быть, за это неласковое отношение она и просила у меня прощения незадолго до своей кончины…
Так вот мама, трудяга, поднимающая пятерых детей, никогда не позволяла себе лишнюю рюмку, хотя родители часто собирались с соседями и друзьями в шумные компании с застольем «в складчину». Время было другое: люди, прошедшие суровые жизненные испытания и оставшиеся в живых, очень ценили тёплое доброе общение.
Мама с удовольствием принимала гостей, и эти встречи всегда были  весёлыми. На столе непременно красовался самовар, а папа, у него был превосходный голос, исполнял песни по заявкам.
Всё менялось 9 мая. На школьные митинги я уходила с тяжёлым сердцем, предчувствуя мамино плохое настроение. В этот день она очень много плакала и выпивала более обычного. И что особенно было тогда непонятным, она сама подначивала отца, провоцировала на скандал и даже могла замахнуться на него, а потом горько-горько рыдала, выла в голос, и начинала тянуть песни - то пронзительно грустные, то безудержно весёлые...
Невероятной силы надрыв и тоска пугали нас – детей, но на следующий день, притихшая и ласковая, мама уходила на работу и жизнь продолжалась, как и прежде...
Сейчас я понимаю, что моя дорогая мамочка в этот день заново переживала свою женскую долю, судьбу-судьбинушку, которая сложилась совсем не так, как  мечталось в детстве и думалось в юности. И слёзы её горькие, и песни в голос - это дань памяти в 36 лет умершей маме, погибшему при немецкой бомбёжке отцу и двум малолетним братьям, которых тоже забрала война. Немецкий плен, холод, голод, каторжный труд и только потом освобождение в 1945-м памятном году...
С возрастом и я стала сентиментальной. Боюсь разрыдаться на торжественных митингах, посвящённых Дню Победы, со слезами на глазах смотрю фильмы про войну и слушаю фронтовые песни. И всегда передо мной лицо мамы. В 2011-м мы вместе предполагали быть на праздничном митинге 9 мая, а 10 мая она умерла.
И теперь плачу я. Плачу о маме, которая всё-таки смогла дожить до Дня Победы в тот трагичный год, плачу о всех погибших и от гордости за поколение своих родителей, выживших в страшной мясорубке Великой Отечественной... Говорят, что дочери повторяют судьбу матерей. Не во всём, конечно. Но День Победы для меня, действительно, праздник с горькими и светлыми слезами на глазах. Таким он был и для моей мамы…
Любящая дочь.